Буслов Антон (mymaster) wrote,
Буслов Антон
mymaster

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

вторая часть того что я пишу...

Разве я давал повод усомниться в этом? – улыбнулся Василий. В комнату зашла Мария, в этот раз на ней уже был домашний халатик, такой, как носит моя мама, и большие пушистые тапки, изображающие кроличьи мордочки в руках она держала поднос.
- Ну что, мальчики, начнем?.. – спросила она ехидно глядя на меня.
- Начнем! – констатировал Василий.
- Что начнем?.. – мне стало впервые за это время не по себе. Да и правда пришел в какой-то дом, явно принадлежащий богачам… Меня заманил самый настоящий бомж, прикидывающийся сторожом, и знающий охранников. Он со своей подружкой, так я и поверил что эта блондинка его сестра, хотят теперь меня споить и начать. Да, а что начать то кстати? Я сюда не напрашивался… Просто шел как последний идиот за этим странным типом и пришел. Приплыл. Как зайцы деда Мазая.
- Слушай меня, Алексей, внимательно, - пристально глядя в глаза проговорила таинственным голосом Маша, улыбка исчезла с ее лица, а глаза были полны особенной энергетики, которая доступна только редким женщинам, - Вот два бокала. Первый, с красным вином, выпьешь его и станешь свободен. Второй, с синим… эээ… концентратом химической промышленности, выпьешь его и все забудешь, а твой мозг вытечет через нос.
Я в ужасе посмотрел на Василия, он улыбался, продолжая играть вином в своем бокале.
- А… Других возможностей нет? – дипломатично поинтересовался я.
- Ну, можешь домой пойти если тебе не интересно… - с огорчением сказала Маша, и явно собралась убирать поднос в шкаф.
- Нет, я согласен, - выкрикнул я, и сам удивился своим словам, - Дайте мне красное вино!
- Бери… - Маша протянула бокал, содержимое которого призывно переливалось. Василий тем временем достал откуда-то свечи, зажег их, и достал пульт дистанционного управления. Я взял холодный хрусталь бокала, и свет в комнате потух, оставив только теплый свет свечей, играющий на гранях бокала разноцветными огнями. Я поднес бокал к губам и снова вспомнил, что пить спиртное с незнакомыми людьми даже Минздрав не запрещает – ему такое просто не снилось! Вино было почему-то теплое, солоноватое, густое и безалкогольное, но не смотря на это я допил содержимое бокала с большим наслаждением.
- Вкусно… И где же свобода? – поинтересовался я. Василий снова включил лампы, и принялся тушить свечи, давая понять, что торжественный момент окончен.
- Думал что выпивка делает тебя свободным?! Смешной ребенок! Ни выпивка, ни наркотики не делают тебя свободней, детеныш, они создают лишь иллюзию, в которой и живут люди. Теперь ты понял?
- Нет, - сказал я насупившись, детенышем меня не называли с детского сада, хотя впрочем и тогда не злоупотребляли этим.
- Не важно, пьешь ты кофе, чай… - начала Маша.
- Спирт, кокао, самогон, пиво, - подсказал Василий.
- Ты изменяешь себя, ты вносишь корректировки в процесс своего мышления. Ты начинаешь принимать те решения, которых бы никогда не принял без такого воздействия. Ты становишься зависим! Единственный путь избежать этого – у-м-е-р-е-т-ь! – проговорила Маша, ускоряя темп речи, а в конце залилась сладостным демоническим хохотом, - Ты выпил не вино, ты выпил яд! Ибо настоящая свобода, это отрава, которой не вынесет ни один живущий!
- Ну чего ты испугался? – улыбнулся Василий, - Пил ты даже не кровь, а томатный сок… Я люблю его соленым. Ты знаешь, в советское время его продавали в столовых, и к нему бесплатно прилагалась соль.
- Я то в советские времена у-у-у… - ехидно заметила Маша, снимая накладные клыки, которых я даже не заметил.
- А яд?.. – с недоверием переспросил я.
- Извини, яд кончился… - наливая себе выпивки, если этим словом можно назвать французское вино, с цифрами «1965» на этикетке, - Но не переживай…
- Идиоты!!! – заорал я, вскакивая, - Сволочи! Я чуть не умер от страха!
- Страх сковывает, связывает ум, истенный рыцарь страху не подвержен, и рад встречам с опасностью, ибо что не убивает нас делает нас сильнее, - прочитала из записной книжки, заготовленное нравоучение Маша.
- Я пошел отсюда! – сказал я, и направился в зеркальную прихожую, не дожидаясь, пока меня проводят. Но тем не менее Василия я застал там, играющимся через стекло с рыбками. Я сразу вспомнил, о несчастной, оставшейся в кувшине с розами.
- Поедешь автостопом со мной, - вдруг спросил Василий.
- Нет. И рыбку вы в кувшин налили… где розы стоят… - я начал натягивать свои ботинки.
- Жаль… Я хотел съездить с тобой в Сибирь, - задумчиво и совсем без иронии в голосе, сказал Василий, - Рыбка? Что ж, будут цветы фаршированные рыбой.
- Вы просто сумасшедший, - констатировал я, совладав с шнурками.
- Не всякий сумасшедший непременно гений, но уж поверь мне, что с точки зрения медицины всякий гений - хоть немного, но сумасшедший, - сказала подошедшая Мария.
- И вы решили начать путь в Нобелевские лауреаты с больничной койки?.. – съехидничал я.
- Точно так! Только нам не нужна Нобелевская премия, нам вообще мало что нужно.
- Прощайте, гении-самоучки…
- До встречи, Алексей Владимирович Кошкарев… - Василий махнул мне рукой, и двери лифта закрылись, поэтому никто кроме зеркала не увидел моего изумленного лица. «Откуда они узнали мою фамилию?! Паспорт… Мария лазила в куртку, пока я был в комнате!» Я быстро ощупал карманы, и убедился, что ничего из их бесхитростного содержимого не пропало. «Да… Я же не брал паспорта… странно, но вряд ли люди живущие в особняке станут воровать мои десять рублей, даже если они с чудиной. Только как они узнали тогда мое имя?» Я вышел из катеджа, пройдя мимо бдительного охранника, другого, как мне показалось, чем тот, что был, когда я заходил внутрь и направился к проезжей части. Уже стемнело и на улице зажглись фонари, луны не было, но белый, не давно выпавший снег, отсвечивал создавая иллюзию яркой земли при темных небесах. «Мама будет опять мучать расспросами, где я был… И Катька сидит дуется наверное…Черт! Они наверное смотрели в паспорте мой адрес! Ах нет же, я же не брал паспорта.. или брал… Нет, точно сегодня не брал…» - на душе стало почему-то легко, как будто я понял что-то, что давным-давно хотел понять, но так и не мог сформулировать. Я шел вдоль дороги, по заснеженному тротуару, к вечеру начало холодать и снег скрипел под ботинками. «Буржуи… Живут так, что даже автобусных остановок здесь нету…» Я вышел в небольшой сквер, и поперек газона, мимо елки светящейся разными огнями, направился прямиком в сторону Мосфильмовской улицы. И надо же этому случиться, что когда я уже увидел вдалеке стеклянную будочку остановки, гирлянды на елке и уличные фонари потухли. «Интересно, а троллейбусы тоже встанут?» - представив мучительный поход, до метро, подумал я. «Ах, боже», - подняв глаза к небу взмолился я. «Сделай так, чтобы тролл…», - раб божий запнулся на полуслове глядя на абсолютно черное небо, - «…ейбусы ходили. Но сперва, Боже, включи звезды!» Такого крика спокойная и тихая Мосфильмовская не знала никогда. На абсолютно черном, безоблачном небе не было ни одной звезды, даже яркий Сириус, знакомый по урокам астрономии отсутствовал. В этот момент гирлянды на елке мигнули, вместе с ними мигнули звезды на небе, и неведома откуда понеслась мелодия песни «Я свободен», модной одно время на радио.
- Какого черта я вообще пошел за этим бомжом?! – я уже не кричал, просто удивленно бормотал себе под нос, - Никогда не думал, что приключения это так невыносимо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments