Буслов Антон (mymaster) wrote,
Буслов Антон
mymaster

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

О, Спорт, ты?..

В Воронеже на стадионе у школы, если ехать по второму маршруту троллейбуса, висел огромный плакат "СПОРТ - ЗДОРОВЬЕ МИЛЛИОНОВ!" Его красили не очень часто: миллионы советских граждан давно охладели к своему здоровью. Я бы тоже был к нему прохладен, если бы не моя мама. По какой-то нелепой причине она достаточно регулярно возила меня на втором троллейбусе мимо этого плаката в центр города в школу фигурного катания олимпийского резерва. Весной и осенью мы в спортзале готовились к зиме, зимой, на льду - к большим спортивным победам.

Я помню свой первый выход на лед. Мама натянула на меня коньки зашнуровала их (я был совсем маленьким, и сделать действительно сильную шнуровку просто не мог). Коньки тоже были не простые - сзади они были обшиты солдатским ремнем, для увеличения жесткости. На мне были шерстяные носки. Вообще, это очень важно для фигурного катания - правильно зафиксировать ступню, правильно одеть коньки, правильно их зашнуровать. Фактически, если у вас гнется хотя бы один сустав ниже коленного, то вы экипированы не правильно. Меня экипировали правильно и я неуверенной походкой двинулся вслед за другими, такими же неуверенными детьми.

Я не могу сказать, что нас долго к этому готовили.. На лед выходили две группы детей, двух тренеров, все что я помню о моем тренере, что ее звали Мария. И мы, "дети Марии", были поражены тем, что наши коллеги "дети другого тренера" вышли на лед с деревянными стульями - опираясь на их грядушки! Они шли на коньках, толкая перед собой стулья. Мы же без стульев, упали все - сделав всего шаг. Нам всем поставили одну задачу - дойти до противоположной стороны катка, и вернуться назад. И мы пошли... Сзади, за бортиком остались родители, сбоку нас обгоняли коллеги-конкуренты со стульями, снизу был очень жесткий лед, на который было больно, обидно и холодно падать... а впереди была тренер. И она СКОЛЬЗИЛА! Она НЕ ПАДАЛА. К середине катка почти не падали и мы, к концу катка почти скользили и мы. "Детям Марии" надо было схватывать все на лету, иначе пришлось бы упасть и разбиться об лед.

Тогда я был очень маленьким, я делал все что мне говорили... Говорили катайся по кругу - я катался, говорили - восьмеркой, я катался восьмеркой. Если мы что-то делали неправильно, то наказанием были несколько кругов без перчаток, от которых задубевали на морозе руки. А потом в зале ждала мама, с термосом и парой бутербродов. Честно сказать меня не очень волновали мои результаты, тогда я еще совсем не умел их оценивать и сравнивать. Мама отправила меня на фигурное катание, чтобы я был закаленным, и не болел простудами. Я все равно иногда болел простудами, и тогда меня водили к участковому педиатру Варнавской, которая глядя на меня говорила: "А какие глаза, какие ресницы! Девки табунами будут ходить..." Но тогда меня совершенно не волновало и это, хотя я понимал, что это комплимент и по-детски стеснялся его.

Я проходил на фигурное катание много лет. Сперва на наших местных соревнованиях я занимал первые места, чем радовал маму. Потом вторые, потом третьи... Потом я оказался и вовсе последним. Я не был заинтересован в результатах, и это сказывалось на моем интересе к этому делу. Из меня не вышло олимпийского резерва, а вместо катка, на котором мы тренировались, сейчас построили многоэтажный жилой дом. Фигурное катание проходило по-вечерам, и мы возвращались домой чаще на автобусах 13, 31, 35 маршрутов... или маршрутных такси номер пять. Это были советские автобусы и советские маршрутные такси: ПАЗики-аквариумы, с округлыми затемненными стеклами на крышах. А лучше всех были Икарусы-280 на 35э - экспрессном маршруте. Если подходил такой автобус, то очередь на маршрутку сразу исчезала. Так что кроме большой теории из области пассажирских перевозок, и книг по этой тематике, я все равно опираюсь еще на тот опыт, когда говорю, что маршрутки можно заменить автобусами без потерь для пассажиров.

В школе, на урок физкультуры, как-то пришла тренер детской спортивной школы, как потом оказалось она была тренером по акробатике и ей были нужны мелкие (ну как можно меньше) дети. Вся история с этими акробатами в том, что они делятся на две группы: те, кто снизу, и те - кто сверху. И вот для низа найти людей было еще можно, но самая красота то творилась наверху! Поэтому тренеры рыскали по школам в поисках миниатюрных детей, которых можно будет отправить на высоту. И меня рекрутировали на это дело. Начали издалека - с растяжек, хореографии - потом отправили на канат, батут и турник. Ну а там уже научили залезать на людей. С людьми, я вам скажу, страшнее всего - потому что там появляется новый фактор - ответственность. Это на батут можно упасть, с турника можно сорваться и сломать себе шею. Но вот если ты ошибаешься, падаешь, и ломаешь шею кому-то другому - это уже совсем другие отношения. Я думаю, что этот опыт ответственности как-то повлиял на меня.

В основном же я оставался безответственным - я прогуливал занятия. На акробатику надо было ездить в другой район города. Я это делал на 39 автобусе, или, если везло на 39э - экспрессе. В отличии от фигурного катания акробатика проходила днем, так что возить меня туда было некому. Так что мне показали путь, спросили понял ли я, и отправили в самостоятельное "плавание". В результате перемежая занятия с прогулами я пешим ходом изучил весь район. А в очередной день мне и вовсе захотелось пройти от акробатики до дома пешком. У нас недалеко от дома строили завод, и торчал кран. Заприметив их на горизонте я и отправился домой пешком. Шел я долго, через совершенно незнакомые места, через какие-то заводы и частный сектор... Но вышел аккуратно куда надо. С тех пор у меня нет никаких возможностей к географическому кретинизму, я даже не понимаю как люди могут теряться в города - ведь он полон ориентиров!

С акробатикой все было не плохо. Я вертел положенные мне конструкции, отлично гнулся во всех направлениях, и даже заработал третий юношеский разряд по итогам соревнований. На соревнованиях я занял четвертое место, и к тому времени я уже мог понять что такое "обидно". Обидно, это когда на пьедестале три места, а у тебя - четвертое. Летом со своей группой с акробатики мы уезжали в пионер-лагерь "Василек" под Воронежем. Туда надо было добираться на электричке, что было прикольно - все прочее там было мучительным для меня. Я грустил по дому и не знал, что родители так просто отдыхают от детей. Ребята хвастались отцами, сравнивая их зарплаты. У одного отец оказался целым директором цирка. Мой был просто инженером - больше я ничего не знал о его работе, так что не мог даже похвастать его зарплатой. Все рассудили, что вряд ли инженер может получать много - так что мне похвастаться не получилось.

На акробатике я понял, что такое "терпеть ради престижа". Я просто шел от турника к канату, когда меня позвала тренер. Она мучила новенького - учила его садиться на шпагат. Он рыдал, но не гнулся. Тогда она и заприметила меня. Я подошел не чувствуя подвоха, а Марина Владимировна просто взяла и закинула мне мою же ногу за ухо! Это было адски больно, но я продолжал приветливо улыбаться - я же понимал, что я акробат со стажем, и такие вещи для меня должны быть "раз плюнуть". В награду за истязание меня поставили в пример. Через некоторое время врачи запретили мне и акробатику и фигурное катание. Оказалось, что я страшно больной человек! Что мне ужасно не хватает варенья... что меня надо освободить даже от физкультуры в школе.

Я с радостью вздохнул вольной от спорта грудью, но не на долго - неугомонные родители отправили меня на самбо. И это была настоящая пытка. Дело в том, что на акробатике, а тем более на фигурном катании, я не причинял никому другому неудобств своими действиями. Я вообще по своей натуре рос очень мирным человеком. А тут мне было надо ради результата делать другим людям больно! И эти незнакомые люди, как сговорившись, пытались сделать больно мне. Я ненавидел каждое занятие, каждый день проведенный на самбо. Отец мне сказал: "Покажешь результат, и можешь больше не ходить если не хочешь". Мне нужен был результат, а где его было взять?! Я был настолько мелкий, хилый и безобидный, что меня поставили на тренировках в пару с единственной девчонкой, за каким-то чертом решившей, что ломать людям кости - это её!

Так мы с ней и занимались, разучивая то ли самбо, то ли камасутру. Я уверенно выучил только бросок через бедро с захватом. Она мучилась со мной страшно - на меня не действовали болевые приемы, так как я гнулся во всех измерениях как угодно (спасибо акробатике), а повалить меня на ковер было не реально из-за повышенной устойчивости (спасибо фигурному катанию)! В очередной день к нам с дружеским визитом приехали дзюдоисты. Они как самбисты, только злее - у них соперника разрешено еще и душить! И нас, не окрепших телят выставили против них на поединок. Первый свой бой я закончил в рекордный срок чистой победой противника. Дело в том, что уходя от его удара я сделал сальто назад и лег на лопатки. Только там - на импровизированных соревнованиях мне объяснили, что во общем то весь смысл драчки в том, чтобы так не делать.

Дзюдоисты выиграли у всех наших ребят, и не кончились! Их была тьма, и нас начали просить выйти по второму кругу. Я и вышел - потому что первый раз, как выяснилось, не знал правил. Второй раз был интересней: мы долго крутились друг вокруг друга, он все хотел провести какой-то собо эффектный бросок, я не давал ему уронить меня. Я пытался кинуть его через бедро - то есть сделать единственное, что умел делать. Так мы толклись достаточно долго и в конце... Их тренер присудил мне победу по очкам! Оказалось, что я со своим броском через бедро крутился несколько активней. Так и вышло, что я оказался единственным в нашей группе, кто сделал дзюдоиста.

Но отцу был нужен какой-то более убедительный результат. То, что я мастерски играл к тому времени в Мортал Комбат его тоже не удовлетворяло. Так что, когда объявили соревнования я пошел на них. Это были большие соревнования, со всего Воронежа. Тренер удивился когда я пришел на них утром, и сообщил ему, что выйду на ковер. Он совершенно не собирался меня выставлять, но тем не менее быстро решил эту заминку. На трибуне был отец. И ему нужен был результат. Мне он был глубоко до лампочки. Я выступал в своей самой простой группе, и мой соперник победил меня по очкам - уложить меня, спасибо фигурному катанию и акробатике, он так и не смог: я все еще не падал и гнулся по всех направлениях. Он победил совершенно честно, так как я ничего кроме броска через бедро с захватом так и не выучил. Но этого результата почему-то хватило моему отцу... Я до сих пор не понимаю почему. Больше всего я удивился, когда пришел в свою обычную среднюю школу, и одноклассник, чье мнение я уважал, с жаром рассказал мне, что видел как я сражался! Он был горд за меня, хоть я и проиграл бой, я сказал ему что больше не выйду на ковер и он очень удивился.
- Но почему?! - спросил он.
- Я не хочу делать людям больно, - просто ответил я.
У меня с тех пор появился знакомый, который иногда говорит свое жизненное кредо в этом вопросе: "Меня побить можно, подраться со мной нельзя". Я не уверен, что мы с ним правы. Но да, побить меня можно... а теперь даже очень легко. Но вряд ли я ввяжусь в драку - я не хочу делать людям больно.

С тех пор я не занимался спортом. Зимой я, когда есть силы, с удовольствием катаюсь на коньках... Но у меня давно нет той грации и пластики, которые были в детстве. Я даже прыгаю тулуп, в полоборота - чем доставляю себе же самому уйму удовольствия. Мне бывает иногда интересно посмотреть показательные выступления фигуристов, но не ради спорта, просто ради эстетики. На память об акробатике у меня остались только "профессиональные" шишки на ногах. За всю жизнь я видел только один футбольный матч, по телевизору - играли Бразилия и Франция, я был на даче и мне было скучно. Все смотрели этот матч, так что посмотрел и я. Победила, кстати, тогда Франция, хотя все почему-то думали что будет иначе.

Я не вынес из спорта какой-то большой правды... я просто узнал, что иногда бывает хуже, чем если бьют тебя - это когда тебя заставляют бить других. Я понял, что ради престижа порой надо потерпеть, и что для того чтобы закончить дело успешно порой достаточно в него ввязаться. Лучшее, что я вынес из этого спортивного детства - умение ориентироваться в городе и любовь к его транспорту и деталям. Родители хотели, как я понимаю, чего-то другого... Но получилось, что получилось, и я уж точно ни о чем не жалею.
Tags: автобиография, жизнь, спорт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments